Юлия Пересильд: «Правильное восприятие мира – это когда понимаешь, что ты не самый крутой»

0
14

Сегодня, 28 ноября, во многих странах мира проходит благотворительная акция «Щедрый вторник». В этот день миллионы людей помогают подопечным различных фондов и говорят об этом не стесняясь – делятся своим опытом в соцсетях, рассказывают истории знакомым, чтобы объединиться в борьбе за равные возможности для всех людей, живущих в разных уголках планеты. HELLO.RU пообщался с актрисой и попечителем благотворительного фонда «Галчонок» Юлией Пересильд.

Для меня #ЩедрыйВторник2017 стартовал уже 21 числа, когда началась Неделя признаний — флешмоб, в котором все открыто говорят о фондах, которые поддерживают, — рассказала Юлия. — Но думаю, что я еще не раз напомню о нашем фонде и в рамках акции. Мне очень нравится эта Неделя признаний и пожертвований и сам «Щедрый вторник». Время, когда ты можешь активно участвовать в благотворительности и привлекать к этому друзей — очень крутая идея! А еще — ведь совсем немного времени остается до Нового Года, и это хороший разогрев: совсем скоро у нас на сайте фонда «Галчонок» появится список подарков, которые подопечные фонда мечтают получить на Новый Год. Это не относится к адресной помощи или реабилитации, это нормальные детские мечты об игрушках и каких-то других сюрпризах, ведь все они в первую очередь просто дети. Так что призываю всех плавно перейти от #ЩедрогоВторника к новогодним чудесам.

Юлия, буквально на днях ваш фонд «Галчонок» отметил 5-летие. Помните, как вы стали заниматься благотворительностью, стали попечителем фонда?

На самом деле день рождения «Галчонка», как и у меня, в сентябре. Но мы много лет отмечаем его в ноябре, потому что август и сентябрь для нас — очень насыщенные месяцы, праздновать просто не успеваем. А влиться в этот круговорот мне помогла Чулпан Хаматова — моя «крестная фея» в благотворительности. Однажды она подошла ко мне и сказала: «Слушай, есть один фонд, и им нужен публичный человек, который будет с ними. Ты не говори мне сразу «да», потому что это очень серьезный шаг». Но я уже была готова к этому и сказала «да» без лишних раздумий. Так и получилось, что я пришла в фонд «Галчонок». На следующий день после своего дня рождения я встретилась с людьми, которые работают в фонде, и мы сразу приступили к работе.Юлия ПересильдБлаготворительный фонд «Галчонок» помогает детям с органическими поражениями центральной нервной системы. Это дети с ДЦП, черепно-мозговыми травмами, аутизмом… Какая помощь нужна вашим подопечным?

Спектр заболеваний наших детей очень широкий. Наверное, диагноз ДЦП известен всем, но это общее понятие. Каждый отдельно взятый случай имеет множество нюансов. И огромная проблема сегодня — поставить этот диагноз правильно. У нас 800 подопечных, и все они очень разные дети. Бывает, что ребенку необходима помощь ежесекундно, и мы ее оказываем. Кроме того, мы помогаем улучшить качество жизни, оплачиваем курсы реабилитации, стараемся сделать так, чтобы ребенок чувствовал себя равноправно, приблизить его жизнь к той, какой живут все нормальные дети. Это наша основная цель, и мы движемся к ней в двух направлениях: работаем напрямую с потребностями наших подопечных, и работаем с обществом, ведь, чтобы ребенок с особенностями чувствовал себя счастливым в обществе, нужно чтобы таких детей научились принимать, понимать, не бояться и признавать их как равноправных членов общества.

Общество идет на контакт?

У нас огромная страна, поэтому процесс идет не так стремительно, как хотелось бы, но результаты есть. За эти 5 лет отношение к нашим необычным детям изменилось в лучшую сторону. Безусловно, есть еще люди, не понимающие и не принимающие наших ребят, но сегодня это стало их личной проблемой: общество относится к ним, как к неандертальцам, и меня это очень радует.

Люди стали более открыты — мы это заметили на нашем летнем инклюзивном фестивале «Галафест». В этом году было особенно много детей в инвалидных колясках, очень много детей сложных, с протезами, с вертикализаторами, и один человек мне сказал: «В этот раз я не замечаю этих детей». Это огромный показатель, великое счастье, когда ты перестаешь их отделять от здоровых. Это значит, что твои глаза, твой мозг, твое сердце становятся открытыми.

А ваше отношение к жизни «Галчонок» тоже изменил?

Я всегда старалась помогать разным фондам. С огромным удовольствием поддерживаю фонды «Жизнь в движении», «Подари жизнь», «Артист», но именно «Галчонок» стал для меня родным. И я замечаю, как меняются взгляды людей вообще — общество становится более отзывчивым. Еще пять лет назад никто не думал и не верил в благотворительность, а сейчас большинство активно откликается на запрос помогать.

Раньше деньги собирали обеспеченные люди, готовые сразу сделать внушительный взнос, а сегодня огромные суммы собираются пожертвованиями от 100 до 1000 рублей. Простые люди — такие же, как мы с вами — меняют ситуацию в стране. В наше время можно доверять фондам, материальная помощь стала прозрачной. Любой уважающий себя фонд предоставляет всю отчетность, документы есть на сайтах. Главное — понимать, что безопасная помощь возможна только через проверенные организации, ни один фонд не будет собирать средства на улице — это мошенничество, которое подрывает доверие людей к добрым проектам.Марина Александрова с сыном и Юлия Пересильд во время одного из благотворительных мероприятий фонда «Галчонок»

Вы не просто попечитель фонда, а активный участник благотворительного процесса. Чем вы заняты?

Бывают разные периоды жизни и обстоятельства: порой я отказываюсь от кино в силу большой загрузки на благотворительных проектах, а иногда много работаю и мало времени отвожу на фонд. Но правило попечителя одно: делай максимум, чтобы помочь.

Как складываются ваши отношения с мамами подопечных фонда?

Я ими восхищаюсь. И честно скажу, мне понадобилось немало времени, чтобы научиться общаться с ними без слез, просто болтать о том, о сем, обсуждать маникюр или прическу. Сначала было тяжело: я даже представить себе не могу, каково это. Эти женщины — герои. А если в семье, где родился особенный ребенок, еще остался отец — это еще более невероятно. Увы, у 80-90 % наших подопечных есть только мамы. Отцы уходят, не выдерживают, но те, кто остается, становятся примером настолько глубокой поддержки и заботы, что хочется их поставить под хрустальный колпак и оберегать от всех невзгод.

За последние пять лет в российской благотворительности произошли перемены. Вы можете отметить какие-то качественные изменения, на которые вам удалось повлиять?

В стране действительно произошли изменения в сфере работы с детьми-органиками, и приятно знать, что мы к этому тоже причастны. Появились школы, в которых наши дети учатся наряду с совершенно обычными детьми. У нас очень хорошие показатели по развитию и адаптации подопечных. И главное — их стали принимать. Сейчас у нас стартовал проект «ТравлиNet», на который мы буквально на днях получили президентский грант. Надеемся, что нам удастся объяснить детям, почему не нужно травить тех, кто от них отличается, не нужно бояться детей с особенностями, но важно помогать и любить. Мне кажется, что это очень важный проект для школы — места, где ребенок проводит 10-11 лет жизни, и действительно важно, что происходит в твоей школе, чему тебя учат и кто тебя окружает. В моей школе были отличные учителя, с нами говорили не только про литературу и математику, но и про жизнь, и про благородство.Юлия на благотворительном забеге «Патрики бегут!»

Расскажите про ваш проект — благотворительный спектакль «Стиховаренье», в котором бесплатно играют известные актеры. Как родилась его идея и какие плоды она приносит сегодня?

В благотворительности идея возникает, как правило, по одной причине — нужно срочно что-то «накреативить», чтобы получить хоть какие-то деньги. У нас в фонде совсем не было денег, а каждый день звонили мамы наших подопечных и просили о помощи, и мы с болью в сердце были вынуждены отказывать… И тогда возник проект «Стиховаренье», в котором актеры читают детские стихи, написанные гениальными, на мой взгляд, поэтами — Машей Рупасовой, Анастасией Орловой, Наташей Волковой. Актеры Марина Александрова, Чулпан Хаматова, Ирина Петровна Купченко, Евгения Павловна Симонова, Паша Акимкин, Олег Савцов, Лиза Арзамасова, Алиса Гребенщикова, Полина Пахомова и многие другие согалсились работать бесплатно, как и все волонтеры. Таким образом нам удается получать деньги за билеты и сразу отправлять их в фонд. С их помощью мы уже собрали почти 8 миллионов рублей. Практически все деньги пошли на адресную помощь — в бездонную черную дыру.

Юля, бытует мнение, что помогать нужно тихо и незаметно, но вы с этим, судя по всему, не согласны?

Думаю, помогать нужно громко. Не потому что это пиар или амбиции, а просто из-за того, что один человек может крайне мало. Ну сколько он может дать фонду? 10 тысяч? 100? Даже если миллион! Один курс реабилитации для нашего ребенка стоит 150 тысяч рублей. Детей у нас 800. Помощь нужна слишком многим, чтобы о ней молчать. А, следуя чьему-то примеру, приходят новые и новые люди, и возможности фонда множатся.

Ваши дочки тоже принимают участие в благотворительности?

Да, они уже отлично знают, что это такое. Мне кажется, что всю эту историю, это отношение к миру, нужно прививать буквально с пеленок, ведь объяснить взрослому человеку, как важна поддержка и отзывчивость, намного сложнее. Вместе с дочками мы ходим на наши мероприятия, и девочки видят, что подопечные фонда «Галчонок» — это такие же дети, как и они. Это формирует правильное восприятие мира, где ты не самый крутой, а все равны. Просто у кого-то бывает насморк, а у кого-то аутизм, и ничего страшного в этом нет. Давайте станем терпимее.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here